kaptbl

Category:

Языковая статистика России, часть 1: русский язык

По традиции, после окружной картографии хочется немного отойти от привычного формата. Здесь будут рассмотрены народы по доле владения русского языка в соответствии с данными переписи.

Естественно, результат полученной информации не идеален по ряду критериев:

  • Не все указывают указывают владение языками. Да, не все и этническую принадлежность указывают, но тут всё куда шире и поляризованнее, в зависимости как от конкретного этноса, так и конкретного места.
  • Факт владения языком. Если национальность это то, что нам дано по рождению и выбору в соответствии со своим внутренним миром, где в случае твоего полного погружения в культуру ты можешь быть много кем, то язык не менее сложнее. С какого момента человек владеет языком? Когда он может реализовывать свои потребности в общении? Или когда может без труда читать классическую литературу, которую без словаря уже некоторые читать не в состоянии? Человек может по сути даже не зная русский язык, записать его себе. Из-за этого в том числе статистика явно имеет глубокую яму погрешности.
  • Данные по всем или только по указавшим? По всем. Т.е. если человек указал национальную принадлежность, но не указал даже один язык, он числиться в списке, что несёт не меньшую яму в изучении.
  • Ощущение неполноценности. Представители отдельных народов зачастую не станут себя принижать, и даже не владея языком, записать его себе. Это работает как в контексте родного языка отдельных народов, так и в контексте русского для всех.

С другой стороны, есть и плюсы — данные есть по городскому и сельскому населению, а также по этноподгруппам в составе других этносов. Я постарался выдержать табличные данные в том же ключе, что и в предыдущий раз здесь и здесь — народы окрашены в цвет своих этноязыковых семей (надеюсь я нигде не ошибся, если что поправьте); жирным отмечены те, у которых условно есть своя этническая территория; этноподгруппы отделены пробелом, некоторые (численностью в 10 человек) я убрал для минимизации таблиц, вроде астраханских татар, багулалов и прочих.

Как и ожидалось в начале идут славяне, финно-угры и маленькие народы. В этом ничего удивительного нет, малые народы зачастую не имеют нормальной возможности изучать свой язык, он не развивается, поэтому там переходят на русский. Потому даже, скажем манси, среди которых значительная часть ведёт кочующе-оленеводческий образ жизни, владеют русским языком, поскольку почти полностью на него перешли. Как видно, ввиду этого в том числе, нет никакой разницы между городским и сельским населением. И по сути нет разницы, у кого здесь процент выше, а у кого ниже, разница между 1-ым и 42-ым абсолютно незначительна.

Как и между 43-им и 84-ым. Далее идёт продолжение первого списка, всё ещё незначительный процент незнающих, который вполне мог бы вписываться в не указавших. Бросается в глаза абсолютное отсутствие зависимости этнического происхождения и владения языком — представители всех семей так или иначе присутствуют в топе. В обоих частях наблюдается обратное явление, когда сельское население владеет языком иногда лучше, чем городское, хоть и в рамках погрешности (даже сельские русские имеют бОльшую долю, забавно).

Чем ниже процент, тем выше вероятность действительного незнания языка определённой долей населения. И тут первыми вступают в новую шкалу сельские татары. По факту, что с ними, что с остальными народами России с пониженной долей, будет действовать как мне кажется всего один фактор — монопроживание вкупе с ненадобностью. Все татары учат русский язык в школе, но возможно не все делают это мягко говоря с большим рвением. И те, кто не видят жизни за пределами своего монотатарского села и мало поглощены в мир информации, просто забывают язык за ненадобностью. Это моя точка зрения, естественно процент незнающих формирует совокупность факторов, однако этот как мне думается как минимум не самый последний.

Далее мне показались интересными доли карачаево-балкарцев. Они живут в разных республиках, но городское и сельское население имеет общий, одинаковый тандем, сельские жители владеют языком хуже. Да, можно подумать, а что тут такого, ведь тоже самое было у татар. Но данный народ живёт абсолютным большинством в своих двух республиках и тот факт, что это не повлияло на разницу между ними, говорит о том, что погрешности как минимум не влияют в зависимости от региона на конкретные народы, это важно.

Первыми народами, общая доля которых не прошла порог в 95% — долганы, курды и ногайцы, живут подавляющим большинством в сельской местности и среди своих представителей. Долганы просто имеют свои монодеревни и только в сельском центре есть смысл говорить именно на русском языке, условия жизни такие, что большинство электроники и связь до сих пор являются проблемой. Курды хоть и живут зачастую с русскими, живут обособлено, коммуницируя лишь друг с другом. Ногайцы в этом плане менее схожи с остальными, хотя огромная их доля живёт в нефтегазовых автономных округах.

Уровень владения народов, среди которых гигантская доля нелегальных мигрантов, вроде киргизов, таджиков и узбеков, я предлагаю не рассматривать вообще, ведь если их по факту в разы в России больше, соответственно и цена этой статистики нулевая.

Кроме тюрок и иранцев сюда попали кабардинцы и эвенки. Кабардинцы, которые адыги, имеют разницу с остальными адыгами, особенно с адыгейцами и шапсугами, являясь вкупе полной противоположностью карачаево-балкарского тандема. Эвенки владеют своим языком намного лучше иных северных народов, вроде угров и самодийцев, потому они, имея довольно не маленькую долю людей изолированных от мира, формируют данную общую долю. Это и заметно по разнице городского и сельского населения — более 5%.

Тут начинается самое интересное. Первыми вступают эвены, у которых  соотношение г/с с эвенками примерно одинаковое, треть — городское население.

В остальном же, львиную долю здесь составляю восточные северокавказцывайнахские и дагестанские народы. Безусловно, здесь ничего не меняется и нельзя сказать, что каждый десятый чеченец или аварец не владеют русским. Можно сказать, что в целом доля незнающих больше, чем у остальных. Всё опять же зависит от среды и качества образования. Если брать городское население субэтносов аварцев, видно, что хоть их и мало, среда вынуждает их знать русский язык хорошо ввиду их малочисленности в Махачкале, которая и формирует основную долю городского населения маленьких народов Дагестана. А вот у аварцев уже есть свои поселения, имеющие статус городов, потому ситуация не такая радужная, как мне видится.

Интересно также то, что практически у всех народов есть как городское, так и сельское население. Почти сотня сельских французов, которые по знанию языка не отличаются от города, в отличии от японцев, сельские представители которых знают русский язык в доле полной сотни. В таком формате самыми худшими выступают англоязычные британцы и американцы, которые имеют самую минимальную мотивацию учить язык, проживая где-нибудь в Москве или СПБ.

Интересными из иноземцев в выступают азиаты. Говоря о вьетнамцах, их 14 тысяч из которых только одна живёт в сельской местности, представляя самый худший показатель по России. При этом огромная часть из этой тысячи рассредоточена в нескольких русских сёлах центральной России, формируя там высокий процент или даже большинство (да, и у вьетнамцев в России уже есть «своё» село). Однако даже сегодня численность вьетнамцев, мотивация которых работать нелегально в России практически сошла на нет, является дискуссионным вопросом. Так или иначе, я уверен, что сегодня этот показатель выше, поскольку у вьетнамцев тяга к изолированности слабее многих народов и спустя десяток лет те, кто остался в России, явно подтянули свои знания русского языка.

Среди коренных этносов России, хуже всего языком владеют тувинцы, как и среди субэтносов их осколок тувинцы-тоджинцы. Это не новость практически ни для кого, изолированность самой Тувы от других регионов России очень высокая, их нахождение в общем государстве имеет самый короткий срок, а отсутствие русских и привычных нам технологий в сёлах также уменьшают мотивацию пользоваться языком.

Самыми незнающими как в общем, так и среди городских, оказались китайцы, но их реальное число остаётся загадкой уровня среднеазиатов, поскольку при 30 тысячах посчитанных в 2010 году, тайваньская комиссия даёт оценку до полумиллиона. Мне кажется такое число невменяемо раздутым, но кто знает?

В целом сложно формировать какие-либо обобщённые выводы, т. к. практически отсутствует хоть какая-либо зависимая динамика. Есть ли языковая семья, которая намного хуже знает язык, чем другая? Ну, разве что северокавказцы, хотя их знание поляризовано от шапсугов до субэтносов аварцев. Есть ли разница в знании между коренными и пришлыми? Вроде и да, хотя те народы, которые живут в России давно, вроде поляков и прибалтов или коренные но недавние тувинцы, являются антипримерами на обоих полюсах. Село-город, маленький-большой народ — все сравнительные варианты имеют как слабую тенденцию, так и противоречащие ей примеры.

Надеюсь вам понравилась статья. Отслеживать выход статей легче в моём телеграм-канале, в котором всегда будет прямая ссылка на полную версию.

Спасибо

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic